Евстигнеев В.Н.

            И ещё одно, что меня просто восхищало в деятельности как всего пресс-центра, так и любого его члена, в том числе и Валентина. Это щепетильно-честное отношение к порученному делу, полная душевная отдача при выполнении разных поручений нашей организации. Мы стали со временем организацией, выполняющей большой объём работ. С 1964 года наши ребята стали выпускать программы на стадионе «Динамо». Они сразу же стали образцовыми для всей страны и вызвали неподдельный интерес у любителей футбола всей страны. Благодаря Валентину почти с первого дня программы стали выходить обязательно с фотографиями. Причём он, отдам ему должное, предоставлял фото всех членов своей секции, но составители программ, а ими по графику были все члены секции словесной пропаганды, отдавали предпочтение именно фото, подписанными фамилией Евстигнеев. Они, как правило, были наиболее динамичными, содержательными, интересными.

            Через год мы почувствовали свои силы и решились на выпуск книг. Сначала это были справочники-ежегодники, отражающие всесторонне выступления всех команд динамовского клуба, включая прежде всего команду мастеров московского «Динамо» за определённый период. Сначала это были справочники на ротаторе, а с 1967 года благодаря инициативе ответственного секретаря Московской городской организации общества заслуженного мастера спорта Ивана Андреевича Степанчонка стали выпускать уже типографским способом. Нечего и говорить, что эти справочники, вызвавшие настоящий ажиотаж у всех поклонников футбола, были снабжены фотографиями ребят нашей секции фотографов. И вновь лучшими среди них неизменно бывали фотоработы, подписанные той же фамилией – Евстигнеев.

            Наша организация стала зарабатывать деньги, мы все деньги вносили в общий котёл и распределяли на необходимые расходы на общем собрании. И понимали, что нужно выделять средства на фотосекцию. Ведь тогда фотографирование было муторным занятием. Помимо того, что надо было через глазок поймать динамичный и яркий момент, надо было иметь оборудование и материалы для проявления, закрепления, обработки плёнок и всякой другой дребедени. Поэтому мы знали, что процесс фотографирования не дешёвый процесс. И с пониманием относились к затратам ребят и старались всячески их компенсировать деньгами из заработанного. С другой стороны, надо понимать, что пресс-центр как общественную организацию буквально раздавила бы всякая формалистика, связанная отчётностью, проверкой правильности расходования денежных средств, зарабатываемых пресс-центром на общественные нужды. Лишних людей у нас не было, и мы строили свою работу на доверии к людям, ограничиваясь устными отчётами на бюро организации или общем собрании. И часто просто поражался, как все наши ребята кропотливо-честно отчитывались за каждый общественный рубль, за каждую поездку на соревнования. Они всегда чётко отделяли свои деньги от общественных, и предпочитали истратить свои, чем коллективно заработанные. За всю почти 50-летнюю историю пресс-центра не раз напрягал память, чтобы вспомнить хотя бы один факт, когда кто-либо проштрафился, истратил на себя больше отпущенного. И представьте себе, ни разу не вспомнил. И порой, тоскливо смотря на Валентина, который тщательно просчитав всё до копейки, возвращал мне какие-то деньги, я с досадой восклицал: «хоть бы ты себе оставил их на лишние какие-нибудь реактивы, либо пропил бы вместе с товарищем по фотоделу, в крайнем случае, премировал бы своих членов за какую-нибудь работу!». Он мне с достоинством и какой-то серьёзностью отвечал: «Нет уж, мы видим, с каким трудом, эти деньги нам достаются, и не можем себе позволить лишних трат, иначе, как можно было бы спрашивать ребят, дисциплинировать их?». И я, признавая его правоту, тут же проворачивал в своём мозгу какую-нибудь комбинацию, чтобы выйти на динамовское руководство, чтобы просить наградить активистов пресс-центра, на худой конец, какими-нибудь Грамотами, а ещё лучше, спортивными кроссовками или костюмами. И представьте себе, иногда это удавалось. Вообще отмечу, что динамовское руководство, осознав, что мы не о себе хлопочем, а хотим искренне помочь им в налаживании нестандартной, доходящей до сердца каждого любителя спорта, пропаганды достижений динамовских спортсменов, прежде всего в игровых видах спорта, очень здорово шло нам навстречу – все активисты получали бесплатные пропуска в лучшие динамовские ложи, фотографы получали пропуска с таким обязывающим штампиком «Выход на поле», где могли наряду с признанными ассами спортивного фотографирования у ворот делать свои снимки, в перерывах отдыхать в подтрибунных помещениях. Как я уже сказал, бывало, благодаря прежде всего Ивану Андреевичу Степанчонку, нам доставались бесплатные костюмы или спортивная обувь в виде тогда жутко дефицитных кроссовок. И вы бы видели, как ребята трогательно принимали эти награды, как радовались им, как занашивали динамовские костюмы годами буквально до дыр, как гордились грамотами и подарками. И Валентин этих грамот и подарков получал почти ежегодно. И от Московского Городского Совета, и от Российского, и даже в день своих круглых дат от Центрального Совета «Динамо». А я где-нибудь в углу получал от этой картины истинное удовольствие – не зря старался, не зря убеждал, каких ценных ребят они получили…